Медленноволновая активность на ээг

Фгбну нцпз. ‹‹аутизм в детстве››

Медленноволновая активность на ээг

Все исследователи, изучавшие ЭЭГ у больных с этим синдромом, отмечают, что патологические формы биоэлектрической активности мозга появляются на рубеже 3—4 лет в виде эпилептических знаков и/или медленноволновой активности, либо в виде моноритмичной -активности, либо в виде вспышек высокоамплитудных -, -волн частотой 3—5 Гц. Однако некоторые авторы отмечают отсутствие измененных форм активности вплоть до 14 лет [Hagne et al., 1988]. Медленноволновая активность на ЭЭГ у детей с синдромом Ретта может проявляться на первых этапах болезни в виде нерегулярных вспышек высокоамплитудных волн, появление которых может быть приурочено к периоду апноэ. Наибольшее внимание исследователей привлекают эпилептоидные знаки на ЭЭГ, которые встречаются чаще после 5 лет и обычно коррелируют с клиническими судорожными проявлениями. Моноритмичная активность 0-полосы частот регистрируется в старшем возрасте.

В наших исследованиях детей с синдромом Ретта в возрасте от 1,5 до 3 лет [Горбачевская Н. Л. и др., 1992; Башина В. М. и др., 1993, 1994], как правило, не обнаруживались так называемые патологические знаки на ЭЭГ.

В большинстве случаев регистрировалась ЭЭГ со сниженной амплитудой колебаний, в которой присутствовала в 70 % случаев -активность в виде фрагментов нерегулярного ритма частотой 7—10 Гц, причем у трети детей частота -колебаний была 6—8 Гц, а в 47 % случаев — больше 9 Гц.

Частота 8—9 Гц представлена только у 20 % детей, тогда как в норме она встречается у 80 % детей.

В тех случаях, когда -активность присутствовала, ее индекс у большинства детей был менее 30 %, амплитуда не превышала 30 мкВ. У 25 % детей в этом возрасте наблюдался роландический ритм в центральных зонах коры. Частота его, так же как и -ритма, была в пределах 7—10 Гц.

Если рассматривать ЭЭГ этих детей в рамках определенных ЭЭГ-типов, то в этом возрасте (до 3 лет) к организованному первому типу, но с низкой амплитудой колебаний можно отнести 1/3 всех ЭЭГ. Остальные ЭЭГ распределялись между вторым типом с гиперсинхронной 0-активностью и третьим — десинхронизированным типом ЭЭГ.

Сопоставление данных визуального анализа ЭЭГ детей с синдромом Ретта следующего возрастного периода (3—4 года) и здоровых детей выявило значимые различия по представленности отдельных типов ЭЭГ.

Так, если среди здоровых детей к организованному типу ЭЭГ, который характеризуется доминированием -ритма с индексом более 50 % и амплитудой не менее 40 мкВ, в этом возрасте было отнесено 80 % случаев, то среди 13 детей с синдромом Ретта — только 13 %. Напротив, к десинхронизированному типу относилось 47 % ЭЭГ против 10 % в норме.

У 40 % детей этого возраста с синдромом Ретта наблюдался гиперсинхронный 0-ритм частотой 5—7 Гц с фокусом в теменно-центральных зонах коры большого мозга.

В 1/3 случаев в этом возрасте на ЭЭГ наблюдалась эпиактивность. Реактивные изменения на действие ритмической фотостимуляции отмечались у 60 % детей и проявлялись довольно отчетливой реакцией следования в широком частотном диапазоне от 3 до 18 Гц, причем в полосе от 10 до 18 Гц следование отмечалось в 2 раза чаще, чем у здоровых детей того же возраста.

Исследование спектральных характеристик ЭЭГ показало, что в этом возрасте выявляются нарушения только в -1-полосе частот в виде достоверного снижения амплитуды спектральной плотности во всех зонах коры большого мозга.

Таким образом, несмотря на отсутствие так называемых патологических знаков, ЭЭГ на этой стадии течения болезни значительно изменена, причем резкое уменьшение АСП проявляется именно в рабочем диапазоне частот, т. е. в области доминирующего в норме -ритма.

После 4 лет у детей с синдромом Ретта отмечено значительное уменьшение -активности (она встречается в 25 % случаев); как ритм она полностью исчезает.

Начинает преобладать вариант с гиперсинхронной -активностью (второй тип), которая, как правило, регистрируется в теменно-центральных или лобно-центральных зонах коры и довольно отчетливо депрессируется на активные движения и пассивное сжимание руки в кулак. Это позволило нам расценить эту активность как медленный вариант роландического ритма.

В этом возрасте у 1/3 больных также регистрируется эпиактивность в виде острых волн, спайков, комплексов «острая волна — медленная волна» как в бодрствовании, так и во время сна, с фокусом в височно-центральных или теменно-височных зонах коры, иногда с генерализацией по коре.

Спектральные характеристики ЭЭГ у больных детей этого возраста (в сравнении со здоровыми) показывают также преимущественные нарушения в полосе а-1-частот, но эти изменения проявляются больше в затылочно-теменных зонах коры, чем в лобно-центральных. В этом возрасте появляются различия и в полосе а-2-частот в виде снижения ее мощностных характеристик.

В 5—6 лет ЭЭГ в целом несколько «активируется» — увеличивается представленность -активности и медленных форм активности. Возрастная динамика у детей с синдромом Ретта в этот период по направлению напоминает таковую у здоровых детей, но она значительно менее выражена. У 20 % детей этого возраста отмечена -активность в виде отдельных нерегулярных волн.

У детей старшего возраста преобладали ЭЭГ с усиленной медленноволновой ритмической активностью -полосы частот.

Это преобладание нашло отражение в высоких значениях АСП у больных детей по сравнению со здоровыми детьми того же возраста.

Сохранялся дефицит активности а-1-полосы частот и увеличение -активности; -активность, которая возрастала в 5—6 лет, в этом возрасте уменьшилась. В то же время на ЭЭГ в 40 % случаев -активность еще не стала преобладающей.

Таким образом, на ЭЭГ больных с синдромом Ретта наблюдается определенная возрастная динамика. Она проявляется в постепенном исчезновении ритмической -активности, появлении и постепенном увеличении ритмической -активности и возникновении эпилептиформных разрядов.

Ритмическая -активность, которую мы рассматриваем как медленный вариант роландического ритма, сначала регистрируется преимущественно в теменно-центральных отведениях и депрессируется на активные и пассивные движения, звук, шум, зов. Позднее реактивность этого ритма уменьшается. С возрастом уменьшается реакция следования за ритмом раздражения при фотостимуляции.

В целом большинство исследователей описывают такую же динамику ЭЭГ при синдроме Ретта. Возрастные рамки появления тех или иных ЭЭГ-паттернов также сходны. Однако практически все авторы трактуют ЭЭГ, в которой не содержатся медленные ритмы и эпиактивность, как нормальную.

Несоответствие «нормальности» ЭЭГ грубости клинических проявлений на стадии глобального распада всех высших форм психической деятельности позволяет высказать предположение, что на самом деле отсутствуют только общепринятые «патологические» ЭЭГ-проявления.

Даже при визуальном анализе ЭЭГ бросаются в глаза значительные различия в представленности определенных типов ЭЭГ в норме и при синдроме Ретта (первый вариант — 60 и 13 % случаев, второй — не встречался в норме и наблюдался у 40 % больных детей, третий — у 10 % в норме и у 47 % больных детей, четвертый — не встречался при синдроме Ретта и отмечен в норме в 28 % случаев). Но особенно наглядно это видно при анализе количественных параметров ЭЭГ. Выявляется отчетливый дефицит активности а-1 — полосы частот, который проявляется в младшем возрасте во всех зонах коры большого мозга.

Таким образом, ЭЭГ детей с синдромом Ретта в стадии быстрого распада значительно и достоверно отличается от нормы.

Исследование возрастной динамики АСП у детей с синдромом Ретта показало отсутствие значимых изменений в группах 2—3, 3—4 и 4—5 лет, что можно расценить как остановку развития. Затем отмечался небольшой всплеск активности в 5—6 лет, вслед за которым отмечалось достоверное нарастание мощности -диапазона частот.

Если сравнить картину изменений ЭЭГ у детей от 3 до 10 лет в норме и при синдроме Ретта, то отчетливо видны противоположная их направленность в медленных диапазонах частот и отсутствие каких-либо изменений затылочного -ритма. Интересно отметить увеличение представленности роландического ритма в центральных зонах коры.

Если мы сравним значения АСП отдельных ритмов в норме и в группе больных детей, то увидим, что различия по -ритму в затылочных зонах коры сохраняются на всем исследованном интервале, а в центральных отведениях значительно уменьшаются.

В -полосе частот различия сначала проявляются в височно-центральных зонах коры, а после 7 лет генерализованно, но максимально в центральных зонах.

Следовательно, можно отметить, что при синдроме Ретта нарушения проявляются на ранних этапах течения заболевания и приобретают «патологические», с точки зрения клинической нейрофизиологии, черты только в старшей возрастной группе.

Разрушение -активности коррелирует с распадом высших форм психической деятельности и отражает, по-видимому, вовлечение в патологический процесс коры большого мозга, особенно ее передних отделов.

Значительная депрессия роландического ритма коррелировала с двигательными стереотипиями, которые максимально выражены на начальной стадии болезни и постепенно уменьшаются, что отражается в частичном его восстановлении на ЭЭГ детей более старшего возраста.

Появление эпилептоидной активности и медленного роландического ритма, возможно, отражает активацию подкорковых структур мозга в результате нарушения тормозного контроля со стороны коры. Здесь можно провести определенные параллели с ЭЭГ больных в состоянии комы [Добронравова И. С.

, 1996], когда на конечных ее стадиях при разрушении связей между корой и глубокими структурами мозга доминировала моноритмичная -активность. Интересно отметить, что у больных с синдромом Ретта в возрасте 25—30 лет, по данным J. Ishezaki (1992), эта активность практически не депрессируется внешними воздействиями, а сохраняется реакция только на зов, так же как у больных в коме.

Таким образом, можно предположить, что при синдроме Ретта сначала функционально выключаются лобные отделы коры, что приводит к растормаживанию моторной проекционной зоны и структур стриопалидарного уровня, а это в свою очередь вызывает появление моторных стереотипии. На поздних стадиях болезни образуется новая, довольно устойчивая динамическая функциональная система с доминированием активности субкортикальных структур мозга, что проявляется на ЭЭГ моноритмичной активностью -диапазона (медленного роландического ритма).

По своим клиническим проявлениям синдром Ретта на ранних стадиях течения болезни очень сходен с инфантильным психозом, и иногда только характер течения болезни может помочь в правильной диагностике.

По ЭЭГ-данным, при инфантильном психозе также определяется сходная с синдромом Ретта картина нарушений, проявляющаяся в редукции а-1-полосы частот, однако без последующего увеличения -активности и появления эпизнаков.

Сравнительный анализ показывает, что уровень нарушений при синдроме Ретта глубже, что проявляется в более выраженной редукции -полосы частот.

©2017 Все права защищены. Копирование любых материалов без письменного разрешения не допускается.

Источник: //ncpz.ru/lib/1/book/2/chapter/30

Медленная активность головного мозга. Антирекрутирующие влияния при эпилепсии

Медленноволновая активность на ээг

В реализации абсанса основное значение придается таламокортикальным механизмам.

Однако поскольку при разрядах пик-волн частотой 3 в секунду следующая за пиком волна является отражением тормозных процессов, можно предполагать, что включение тормозного механизма позволяет ограничить распространение эпилептического разряда пределами кортико-ретикулярной системы. R. В. Aird и соавт. (1984) выделяют билатеральные регионарные системы и относят к ним прежде всего паттерн организации petit mal.

Как бы то ни было, данные клинических и энцефалографических исследований показывают, что эпилептическая система при ПГЭ неоднозначна. По-видимому, следует говорить об эпилептических системах при ПГЭ. Их объединяет общий механизм распространения эпилептического разряда, включающий срединные структуры, имеющие двусторонние связи с большими полушариями мозга.

Медленная активность может быть проявлением физиологических и патологических процессов. Примером первых является так называемый медленный сон, точнее его глубокие стадии (дельта-сон).

По мере углубления медленного сна н нарастания дельта-активности генерализованная эпилептическая активность, как правило, подавляется.

Это обстоятельство дает повод для обсуждения более общего вопроса о взаимоотношении эпилептической и медленной активности.

Основной особенностью указанных видов биоэлектрической активности головного мозга в значительной мере является их сопряженный характер. Достаточно напомнить, что ианболее патогномоничный электрографический феномен для эпилептического механизма — это комплекс пик — волна, где волиа представляет собой медленное колебание и рассматривается как проявление тормозного процесса.

Н. Gastaut (1972) оценивал следующую за пиком медленную волну как выражение антирекрутирующего влияния таламокаудатной тормозной системы.

В ряде работ была показана тормозная роль медленной волны в комплексе пик — волна, которая рассматривается как отражение тормозных постсинаптических потенциалов.

В связи с этим важно подчеркнуть, что эпилепсия, проявляющаяся генерализованными билатерально-синхронными симметричными разрядами комплексов пик— волна 3 в секунду и соответственно этому простыми абсансами, обычно имеет благоприятное течение.

Таким образом, можно предположить, что медленная активность, сопряженная с эпилептической, имеет защитный характер. Подобные суждения высказывались в литературе. Взаимоотношение указанных видов биоэлектрической активности может определяться принципом, аналогичным положительной обратной связи.

Вопрос о возможном защитном характере медленной активности изучен нами специально на модели эпилептического статуса. В литературе существуют указания на то, что при эпилептическом статусе прекращение припадка происходит пассивно в силу истощения энергетических механизмов поддержания эпилептической активности, а следовательно, эпилептическая система инактивирована.

Нами проведены электроэнцефалографические исследования у 24 больных с эпилептическим статусом, которым с лечебной целью назначали мышечные релаксанты н ИВЛ.

Удалось наблюдать, что многие пароксизмы подавляются в самом начале их возникновения: через несколько секунд после появления мономорфной активности 8—14 в секунду — начального проявления феномена вовлечения, знаменующего собой первую электроэицефалографнческую фазу судорожного приступа, указанный ритм замещается медленной активностью и припадок не развивается.

Представленные данные позволяют сделать вывод, что при эпилептическом статусе может не происходить полной инактивации антиэпилептической системы и она сохраняет определенное значение в подавлении эпилептической активности. Электрографическим выражением этого феномена является, в частности, замещение эпилептической активности медленной.

– Вернуться в оглавление раздела “Неврология.”

Оглавление темы “Механизмы формирования эпилептического очага”:
1. Киндлинг-эпилепсия. Нейрональный эпилептогенез
2. Эпилептизация нейронов. Механизмы эпилептизации нейронов
3. Эпилептический очаг. Формирование эпилептического очага
4. Антиэписистема. Антиэпилептическая защита
5. Сердечная деятельность при эпилепсии. Становление эпилептического очага
6. Эпилептическая активность. Распространение эпилептической активности
7. Взаимоотношение эпилетической и антиэпилептической систем. Влияние сна на эпилепсию
8. Сомногенные структуры при эпилепсии. Механизмы генерализованной эпилепсии
9. Доминантные полушария при эпилепсии. Регионарная эпилептическая система
10. Медленная активность головного мозга. Антирекрутирующие влияния при эпилепсии

Источник: //meduniver.com/Medical/Neurology/1167.html

БолезниНет
Добавить комментарий